Интервью с Анной Померанцевой

Совсем недавно у наc в STAYER проходила практику Анна Померанцева —  очень трудолюбивый отзывчивый и упорный человек, будущий дизайнер одежды.  Она приехала к нам из Нижнего Новгорода, постигать все сложности  жизни дизайнера в современном мегаполисе. О своих впечатлениях  о практике она поделилась с нами  в этом рассказе.

Для кого-то мода – это образ жизни, для кого-то – обязательный атрибут профессии: надо выглядеть с иголочки. Кто-то ей просто интересуется, имеет в виду; кто-то берет на вооружение. Для меня пестрый мир красивых и стильных людей всегда был чем-то  потусторонним: он и манил, и пугал. Не то, чтобы я отвергала таинственную гламурную тусовку или была к ней равнодушна, но и не особо стремилась в нее влиться. Мне всегда нравилось создавать свою, альтернативную моду, самой творить свое пространство. Может быть, я просто никогда не соответствовала этому кругу продвинутых людей и потому и ориентировалась только на собственные ощущения. Скорее всего, именно поэтому я и задумалась о том как стать дизайнером одежды. Такой я человек: не ищу легких путей, иду «от противного».

1-1

рис.7.

К слову сказать, когда я поступила на факультет технологии и дизайна, у меня за плечами уже было высшее образование, богатый опыт работы в журналистике, а дома – нежное двухлетнее чадо. Поступить на дневное отделение в этом случае было актом мужества или безумия. Но за четыре года я убедилась: заочно научиться дизайну невозможно, это постоянная практика и общение с преподавателем. Конечно, можно и нужно заниматься самообразованием, но должен быть академический стержень, действовать вслепую попросту дольше и не так эффективно. Причем я никогда не отличалась художественными успехами, не училась в специализированной школе, а слово «композиция» было для меня загадочной мантрой. Вот поэтому я одержимо рвалась именно на специальность «дизайн»: поскольку знала, что художественная неграмотность – моя ахиллесова пята, которую необходимо ликвидировать, если я хочу работать в мире моды. Основы конструирования, моделирования и технологии одежды я освоила на курсах кройки и шитья при том же вузе, ведь даже самый талантливый художник-модельер немного стоит, если у него нет специализированных знаний. 

рис.2

Чего только не было за эти четыре года учебы: с нуля училась рисовать, создавала фирменный стиль для своего бренда, оформляла витрину, сама ходила по подиуму, показывала свои модели и даже коллекции. И вот сейчас стою я на пороге второго диплома в своей жизни, смотрю на этот трамплин и думаю: упаду или все-таки устою и поеду дальше? Между прочим, это очень актуальное сравнение, ведь моя дипломная коллекция посвящена сноубордингу: я сама катаюсь на доске, и уже помаленьку начинаю прыгать на трамплинах. Там как: испугаешься – напортачишь и упадешь. Заставишь себя преодолеть страх – и вот оно неописуемое чувство полета, удачного приземления, и ты крут! К чему я это? Наверно, все в нашей жизни бывает вовремя, и именно в нужный момент мне очень посчастливилось пройти производственную практику на известном российском швейном предприятии Stayer, специализирующемся на горнолыжной и сноубордической одежде! 

3

Конечно, все не случайно. На успешных предприятиях ведь не ждут студентов с распростертыми объятиями: людям работать надо, там всегда цейтнот, а тут ты со своими «как» и «почему». Попасть на Stayer помогло еще одно мое страстное увлечение: я кандидат в мастера спорта по спортивному ориентированию бегом, и наше многочисленное сообщество активно сотрудничает с отечественными производителями спортивной одежды. Проще говоря, в моем случае помогла дружба с хорошими людьми. Но была и загвоздка: кто бы еще отпустил нижегородского студента практиковаться в Санкт-Петербург? Ведь «мы куем кадры для своего региона», но вот беда. Чему научится студент на предприятиях региона, где старая «легонькая промышленность» уже на последнем издыхании, а новая еще не имеет сил развиться хотя бы до московского-питерского уровня? Пришлось обивать пороги, доказывать, убеждать, проситься в северную столицу. В связи с этим я желаю тем, кто только задумывается о том, чтобы стать дизайнером одежды и молодым дизайнерам много упорства, потому что если вы знаете, чего и для чего добиваетесь, то это уже половина победы. Смелость города берет.

Рис.4.

Переступить порог такой крутой фирмы как Stayer было довольно страшно. Многие студенты-дизайнеры думают, что таланта иллюстратора достаточно, чтобы создавать одежду, но я таких иллюзий не строила. К тому же требования дизайнеров предприятия оказались выше уровня моих художественных достижений. Главный вывод, который я сделала в первые же дни практики: студентам-дизайнерам нужно как можно тщательнее осваивать графические редакторы. Художественные эскизы от руки, с неестественными пропорциями, которые мы привыкли рисовать на учебе, на крупном промышленном предприятии не пригодились вовсе. Здесь ценится умение специалиста быстро создавать точные информативные технические эскизы, грамотно оформлять документацию, причем не только на русском, но и на английском языке. Немаловажно уметь распоряжаться своим временем и  безжалостно отсеивать все ненужное, оставляя самую соль. Но я повторюсь: мне очень повезло, потому что на предприятии я попала в хорошие руки. Практикой руководила главный дизайнер компании Stayer Лидия Елинер, отличный специалист в области графического дизайна. Наверно, опять же неслучайно получилось, что именно в это время Лидия Валерьевна презентовала свою первую книгу о компьютерном проектировании одежды. В этом пособии, которое я с упоением читала в метро, нашлись ответы на многие вопросы практики, поначалу повергшие меня в ступор.

рис.5.

Вторая сложность, с которой я столкнулась – это полное отсутствие информации в моей голове относительно механизма действия почти всех инновационных инструментов дизайна. Как создать технически и художественно сложное изделие, если владеешь только машинкой, оверлоком да утюгом? Способы принтования ткани, сварка и проклеивание швов, художественная вышивка, вырубка, аппликации, изготовление  других структурных элементов, авторской фурнитуры, применение САПР – ничему этому наших студентов-дизайнеров не учат. От новых знаний буквально пухла голова. Я не уставала дотошно генерировать вопросы для дизайнеров, технологов, конструкторов, швей, маркетологов. Уверена, что в конце моей практики они честно смахнули пот со лба. Дизайнеру-новичку надо быть к этому готовым, запастись терпением, упорством и самообладанием. 

рис.6.

Нередко бесценные советы приходили в форме критики, порой бывало очень обидно. Но я благодарила людей за помощь, ведь указать на ошибки или слабые места – куда более полезно, чем похвалить или проигнорировать. Иногда приходило ощущение нелепости своего присутствия на таком серьезном предприятии, своей низкой квалификации, слишком высокой планки, которую я для себя поставила. И вот тут включалась внутри какая-то перемычка, которая блокировала меланхолию и нытье, и оставалось только сидеть до победного и делать то, за чем я приехала. Не ной, а работай, а еще лучше – с улыбкой. Вот такое кредо я вынесла из своей производственной практики в Санкт-Петербурге. 

И вот еще одно важное приобретение, сделанное в компании Stayer. Уже перед моим отъездом, прощаясь со мной, директор фирмы Татьяна Иванова с лукавой улыбкой спросила у меня: «Ну что, развеялись твои иллюзии»? Я ответила, что и не ждала легкой жизни. Но оказалось, она говорила о другом. «Ну вот, сделала ты свой сноубордический комбинезон, и кому он теперь нужен?» И действительно, подумала я, всю практику я как-то игнорировала этот важный момент. Я упрямо проталкивала свои идеи, хотя мне говорили, что они не актуальны; я стремилась «напичкать» свое изделие полезными мелочами, хотя меня сразу в лоб спросили, сколько же тогда будет стоить это чудо дизайна. А ведь это, может быть, самая вредная иллюзия для дизайнера: быть уверенным, что твое видение кто-то оценит и купит. Стать дизайнером одежды ради самого дизайна. В промышленном производстве все не так. Там анализируют спрос, там изучают потребителей. Там ориентируются на нужды и запросы конкретных людей. Там просчитывают стоимость вещи, упрощают и удешевляют ее. Там дизайнер всегда балансирует между своими амбициями и потребностями клиентов. Ежечасно он отстаивает свое мнение или признает чужую правоту. 

7.

Какой результат этой нескончаемой борьбы? Он висит на вешалке батутного парка, куда я пришла развлечься, едва вернувшись в родной Нижний Новгород. Куртка Stayer. Та самая, салатовая со звездным принтом, лекала которой я так любовно переделывала в комбинезон на своей практике. Этот результат, как выяснилось, висит в сугубо нижегородской сети спортивных магазинов на самом видном месте. Куртки, костюмы, флиски Stayer, которые мы снимали на фотосессии в Санкт-Петербурге, где мне также посчастливилось ассистировать. Этот результат только что пролетел мимо меня на горных лыжах, а потом еще и прошел со снубордом под мышкой. Два костюма Stayer на нижегородском склоне за один день. «Вот уж точно, все в нашей жизни бывает вовремя», — улыбаясь, подумала я и уверенно направила доску вниз по склону, прямо к невысокому, но очень привлекательному трамплину.

рис.8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *